СТИЛЕВОЙ И ПРОПОРЦИОНАЛЬНЫЙ АРХИТЕКТУРНЫЙ АНАЛИЗ РЕКОНСТРУИРУЕМОГО ОБЪЕКТА НА ПРИМЕРЕ ХРАМА ПОЧАЕВСКОЙ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ В Г. БЕЛГОРОДЕ
Аннотация и ключевые слова
Аннотация (русский):
Решение задач объемно-пространственного анализа формы архитектурного объекта, закономерностей его построения (пропорционального, метроритмического, стилевого характера) является важной составляющей предпроектных исследований при реконструкции храмов. Данная статья посвящена вопросам объемно-пространственного стилевого и пропорционального архитектурного анализа реконструируемого храма Почаевской иконы Божией Матери в г. Белгороде. Рассмотрены особенности стилевой принадлежности храма, исходя из характерных стилевых направлений в русском православном храмостроительстве периода конца ХХ – начала ХХI веков, предопределившие направление объемно-пластического и конструктивного решения проектного предложения по реконструкции. Проведена попытка прочтения пропорций и размеров храма до и после реконструкции на основе методики пропорционального анализа с выявлением пропорциональных зависимостей с помощью золотого сечения, метода триангуляции, ряда Фибоначчи, восстановленных диагоналей и перпендикуляров, динамических прямоугольников Джея Хэмбиджа с соотношением сторон 1 : √2 и 1 : √3. Стилевой и пропорциональный архитектурный анализ храма послужил основой для архитектурно-конструктивного формообразования в процессе реконструкции, определения характерных линий и точек вновь возводимых форм, а также обоснования выбора конструктивных решений с применением железобетонных колонн, сводов, арок и арочных перемычек с учетом преобладания новаторской составляющей в архитектуре храма.

Ключевые слова:
православный храм, реконструкция, стиль, архитектурный анализ, метод пропорционирования, архитектурный канон, архитектурная форма, архитектурно-конструктивное формообразование
Текст
Текст произведения (PDF): Читать Скачать

Введение. При разработке проекта реконструкции православного приходского храма, построенного в начале 2000-х годов и имеющего определенную социальную, архитектурно-градостроительную и духовную значимость в структуре крупного российского города, необходимо решение ряда вопросов, связанных с определением стилистической принадлежности архитектурного объекта, концептуальной идеи будущего проекта, выбора направления функционально-технологических, конструктивных и ряда других решений.

Вопросы объемно-пространственного анализа формы проектируемого или существующего объекта затрагивают закономерности построения архитектурных форм объекта (пропорционального, метроритмического, стилевого характера, а также средств достижения образной выразительности) и связано с проблемой оценки эстетического в архитектуре.

Целью объемно-пространственного анализа формы проектируемого и существующего объекта в результате сбора информации является: определение проблемы, установление концепции проектирования архитектурного объекта, закономерностей его построения, особенностей архитектурно-конструктивного формообразования.

Определение архитектурного стиля объекта является одной из важнейших составляющих предпроектных исследований и преследует своей целью уточнение и наиболее полное раскрытие задач реконструкции, выявление специфики объемно-пластической моделировки архитектурных форм и выбора образца для проектной деятельности.

Проблемам интерпретации стиля, соотношения исторических и современных архитектурных форм в современной храмовой архитектуре России, закономерностям проектирования храмовых комплексов посвящены исследования Белкина А.Н., Лайтарь Н.В., Щенкова А.С. [13] и других. Вопросам поиска современного архитектурного решения образа православного храма на основе конкурсного проектирования посвящены публикации Кеслера М.Ю., Соловьева А.К., Соловьева К.А., Петрова-Спиридонова Н.А. [46] и других.

Аспектам архитектурно-композиционной символики, приемам поддержания средствами архитектуры символики духовного содержания храмовых христианских комплексов посвящены теоретические исследования Бондаренко И.А., Борисова С.В., Бусевой-Давыдовой И.Л. [811] и других; особенностям создания сакральных пространств в архитектуре, их корреляции с появлением семантики света как духовной, религиозной категории в православном миропонимании посвящено исследование [12].

Вопросам формирования «архитектурного канона» композиции современного православного храма, историческим особенностям строительства храмов в нашей стране посвящены исследования [2, 13, 14]; сохранению традиций русского православного храмостроения при восстановлении и строительстве современных православных храмов посвящен ряд работ [15, 16]. Вопросы применения типовых объемно-планировочных элементов при проектировании современных приходских храмов затронуты в работе [17].

В настоящее время нормативными документами, призванными помочь архитекторам в проектировании храмов, являются пособия по проектированию и строительству «Православные храмы» в трех томах (автор-составитель – главный специалист АХЦ «Арххрам» М.Ю. Кеслер) [18-20] и Свод правил «Храмы православные. Правила проектирования» [21].

Вопросам классификации современных приходских храмов, теоретическим моделям формирования типологии православных приходских храмовых комплексов (социальные, функциональные и типологические аспекты), посвящены исследования Ивиной М.С. [22, 23].

Методам пропорционального анализа культовых сооружений, вопросам архитектурной логики их формообразования посвящены исследования ряда авторов: Афанасьева К.Н., Григоренко Г.Ф., Радзюкевич А.В., Пищулиной В.В., Шевелева И.Ш., Марутаева М.А., Шмелева И.П. [24-29] и ряда других.

Обзор выше указанной литературы позволяет говорить о применяемом разнообразии стилевых прототипов при одновременном стремлении к сохранению традиций в русском православном храмостроении России на рубеже XX–XXI вв., что требует предпроектного анализа при формировании концептуальной идеи реконструируемого объекта в конкретных градостроительных условиях.

Материалы и методы. Объектом данного исследования является реконструируемый храм Почаевской Иконы Божией Матери в г. Белгороде.

Предмет исследования: методы и приемы объемно-пространственного стилевого и пропорционального архитектурного анализа объектов реконструкции на примере русского православного храмостроительства периода конца ХХ начала ХХI века.

Цель исследования: проведение предпроектных исследований, направленных как на архитектурно-композиционный поиск пропорций и пластики реконструируемого храма с учетом объемно-пластического стилевого и пропорционального анализа существующего и пристроенных объемов, так и выбор конструктивных решений в проекте реконструкции.

Задачи исследования:

  • выявление объемно-пластической стилевой принадлежности существующего храма с целью сохранения его архитектурной стилистики в процессе реконструкции;
  • проведение поиска объемно-пластической составляющей архитектурного облика реконструируемого храма на основе методов архитектурного пропорционирования;
  • разработка и обоснование проектных предложений по реконструкции храма на основе выбранного направления реконструктивных работ.

Основная часть. В настоящее время в городе Белгороде действует немногим более двадцати христианских храмов, восемь из которых являются уникальными памятниками архитектуры. Более двенадцати храмов были построены в конце 1990-х–начале 2000-х годов, во внешнем облике которых зодчие стремились выразить архитектурную идею христианского храма современным языком, отвечая при этом каноническим требованиям.

Строительство нового каменного храма в честь иконы Божией Матери «Почаевская» по бульвару Юности в г. Белгороде было завершено в 2012 году (рис. 1). Пятикупольный четырехстолпный одноапсидный каменный храм рассчитан на 450 прихожан. Главный престол храма посвящен иконе Божией Матери «Почаевская», приставной престол – святителю Спиридону, епископу Тримифунтскому. Храм расположен на участке площадью 0,16 га и окружен сквером с размерами в плане 111,7×75,0 м общей площадью 0,84 га.

За время существования храма Почаевской иконы Божией Матери с 2012 года стала ясной значительная востребованность храма, расположенного в структуре общественного центра самого плотно населенного района Харьковской горы города Белгорода, где проживает существенное число молодых семей. В настоящий период здание храма нуждается в расширении существующих площадей первого и цокольного этажей с целью размещения внутри храмового пространства баптистерия – крещальни и помещений иконно-книжной лавки. Изначально иконная лавка расположена в небольшом помещении притвора. Пристройка объемов возможна с учетом отсутствия проектных ограничений и размещения участка в структуре территорий общего пользования [30].

При проектировании современных православных храмов на территории России архитекторы используют разные стилевые прототипы. Архитектурный стиль (от лат. stilus, stylus, от греч. stylus, στύλος – остроконечная палочка для письма; манера письма, способ изложения) – художественная категория, отражающая характерные черты, проявляющиеся в методах формообразования, творческого мышления архитектора, приёмах композиции, функциональной, конструктивной и художественно-эстетической сторон. Архитектурный стиль «… обозначает ту общность архитектурных форм и приемов композиции, которая складывается в процессе исторического развития и отражает характер социальных задач, материально-технических возможностей и эстетических идеалов общества» [31]. Архитектурный стиль выступает средством практики, определенных предписаний и указаний для проектировщика.

Рис. 1. Фото храма до реконструкции:
а – вид со стороны главного входа (западный фасад); б – вид с северо-западной стороны

Авторы научного исследования [3] в современном церковном зодчестве России на рубеже XX–XXI вв. выделяют следующие стилевые направления: «второй русско-византийский стиль», «второй русский стиль», «второй неорусский стиль», «обновленный неорусский стиль», «второй византийский стиль», современное классицизирующее направление, «второе необарокко», «вторая эклектика». При этом современные храмы, спроектированные в одном стиле, могут иметь разную степень соотношения традиционной и новаторской составляющей.

Преобладание во внешнем облике наиболее точно переданных архитектурных форм и декоративного убранства, характерных для исторических прототипов в церковном зодчестве определенного периода, отражает доминирование традиционной составляющей. Проявление и преобладание новаторской составляющей в проектном решении того или иного храма выражается в облегчении и стилизации декора, увеличении площади остекленных поверхностей фасадов, большей сдержанности и лаконичности внешнего облика, применении железобетонных, металлических конструкций и их отображении в архитектурном облике сооружения [3].

На основе сопоставительного анализа применяемых в православном храмостроительстве России стилевых прототипов периода конца
XX – начала XXI веков выявлена стилевая принадлежность храма Почаевской иконы Божией Матери к неовизантийскому или так называемому «второму византийскому стилю», имеющему преобладание новаторской составляющей (применение железобетонных конструкций, большая площадь остекления на поверхностях фасадов, лаконичность и стилизация декора во внешнем облике храма).

Авторами исследования проведена попытка прочтения пропорций и размеров храма с применением методов пропорционального анализа. Анализ объекта методами архитектурного пропорционирования выполнен графоаналитическим способом с выявлением узловых точек и закономерностей построения структуры фасадов и планов храма. Пропорции способствуют раскрытию функционального и идейного содержания архитектурного объекта и придают храму композиционную законченность, завершённость.

Совмещенные схемы фрагмента фасада Е-А и плана первого этажа до реконструкции с выявлением пропорциональных зависимостей представлены на рисунках 23, после реконструкции – на рисунках 45. В результате использования графоаналитических методов пропорционирования на основе динамических прямоугольников Джея Хембиджа, пропорций золотого сечения, ряда Фибоначчи, метода триангуляции, восстановленных диагоналей и перпендикуляров выявлен ряд пропорциональных закономерностей в построении плана и фасада здания до и после реконструкции.

Рис. 2. Совмещенная схема фрагмента фасада Е-А и плана первого этажа до реконструкции с выявлением
пропорциональных зависимостей с помощью золотого сечения, метода триангуляции и динамических
прямоугольников Джея Хэмбиджа с соотношением сторон 1 : √2 и 1 : √3

 

Выявление аналогий в построении пропорций плана и фасада здания до реконструкции храма позволило графически определить целый ряд закономерностей:

  • высота от уровня чистого пола храма до верхней отметки большого купола храма равна длине храма от края входного крыльца до наружной грани стен алтаря и составляет 27,7 м;
  • диаметр большого купола соответствует диаметру алтарной части в плане и равен 7,2 м (в осях);
  • применение метода триангуляции позволяет зафиксировать характерные узловые точки на фасаде и плане первого этажа храма, соответствующие элементам пластики и композиционным осям на плане, линиям пилястр, оконных проемов, оснований венчающих крестов на фасаде;
  • метод триангуляции находит отклик в пропорциях золотого сечения (соотношения 1 : 1/Ф; 1/Ф : 2) как по вертикали, так и по горизонтали;
  • построение динамических прямоугольников Джея Хэмбиджа с соотношением сторон 1 : √2 и 1 : √3 на основе принятой за единицу суммы высот шести рядов равносторонних треугольников находит отклик в верхней отметке большого купола храма, центре венчающего большого креста;
  • спираль Фибоначчи из квадратов со сторонами 1, 1, 2, 3, 5, 8, 13 (1 принята равной 690 мм) композиционно связана с шириной входного портала храма, отметкой низа широкого карниза, отметкой верха арки входного портала и находит отражение в построении элементов крылец и ступеней главного и боковых входов;
  • метод восстановленных диагоналей и перпендикуляров фиксирует взаимосвязь спирали Фибоначчи из квадратов с отдельными узловыми точками фасада и плана храма: низа окон малого барабана, контура стен и ступеней на плане.

 

Рис. 3. Совмещенная схема фрагмента фасада Е-А и плана первого этажа до реконструкции с выявлением
пропорциональных зависимостей с помощью ряда Фибоначчи и восстановленных диагоналей
и перпендикуляров

 

Проведенное нами детальное измерение форм храма Почаевской иконы Божией Матери в г. Белгороде дало возможность обнаружить тождественные пропорциональные закономерности в построении центрального и малых барабанов с венчающими куполами. Ширина большого барабана храма по внешнему контуру стен составляет 7,9 м; малого – 4,38 м. Диаметр главного купола составляет 7,2 м (в осях) и 7,11 м по внутреннему контуру; диаметр малого купола составляет 3,9 м (в осях) и 3,6 м по внутреннему контуру.

Проектом реконструкции предложена пристройка одноэтажных симметричных объемов с южной, северной и западной сторон. Пристраиваемые с северной и южной сторон объемы предусмотрены для крещален и имеют размеры в осях 7,2×7,2 м; объем с западной стороны предусмотрен для иконно-книжной лавки, проведения таинства исповеди и имеет размеры в осях
7,2×6,6 м. Очертания контуров входных крылец и ступеней сохранены и примыкают к пристроенным объемам.

 

Рис. 4. Совмещенная схема фрагмента фасада Е/3-А и плана первого этажа после реконструкции с выявлением пропорциональных зависимостей с помощью золотого сечения, метода триангуляции и динамических
прямоугольников Джея Хэмбиджа с соотношением сторон 1 : √2 и 1 : √3

 

Выявленный ряд пропорциональных зависимостей на схемах фрагмента фасада и плана храма до реконструкции послужил основой для построения пластики вновь возводимых форм после реконструкции. Пропорциональная система отношений создает соразмерность, гармоническую согласованность частей и форм сооружения.

На совмещенных схемах фрагмента фасада Е/3–А и плана первого этажа храма после реконструкции с помощью графоаналитических методов пропорционирования на основе динамических прямоугольников Джея Хембиджа, пропорций золотого сечения, ряда Фибоначчи, метода триангуляции, восстановленных диагоналей и перпендикуляров выявлен ряд пропорциональных закономерностей:

  • граница линий равносторонних треугольников по методу триангуляции фиксирует высотные отметки выступающих элементов – верха арки, верхней отметки венчающего креста вновь возводимого объема;
  • узловые точки орнаментации вновь возводимых объемов на фасаде (очертание и пропорции оконных проемов, размещение вертикальных осей (ритмическая партитура)) ориентированы на узловые точки равносторонних треугольников по методу триангуляции;
  • узловые точки построения элементов плана и крылец пристраиваемых объемов находят зависимость с контурами линий по методу триангуляции и динамическими прямоугольниками Джея Хембиджа с соотношением сторон
    1 : √2 и 1 : √3;
  • спираль Фибоначчи из квадратов со сторонами 1, 1, 2, 3, 5, 8, 13 находит отражение в построении элементов крылец и ступеней главного и боковых входов вновь возводимых объемов;
  • метод восстановленных диагоналей и перпендикуляров фиксирует касательную к верхним отметкам существующего и вновь возводимых объемов и находит отклик в построении контура стен и ступеней на плане.

 

 

Рис. 5. Совмещенная схема фрагмента фасада Е/3-А и плана первого этажа после реконструкции
с выявлением пропорциональных зависимостей с помощью ряда Фибоначчи и восстановленных
диагоналей и перпендикуляров

 

На рисунке 6 приведены перспективные виды проектного предложения по реконструкции храма. Строго симметричное решение фасадов вновь возводимых объемов и их элементов продиктовано существующими осями и плоскостями симметрии. Приставные спаренные колонны круглого сечения объединены наверху полукруглыми закомарами, повторяющими внутренние своды. В отделку пристроенных объемов внесен художественный декор в членения карнизов, в заполнение арочного обрамления стен белокаменными рельефами, что придает живописность строго симметричной композиции фасадов.

Входы решены в виде перспективных порталов, декорированных колоннами с капителями, на которые опираются заполненные рельефным орнаментом закомары. Оконные проемы украшены фигурными наличниками с завершениями в виде кокошников. В рисунке настенного декора применен крестообразный мотив растительного орнамента. Исполнение декоративных элементов фасадов может выполняться из искусственного камня или более легкого по массе материала – пенополистирола.

 

Рис. 6. Перспективные виды храма после реконструкции (проектное предложение)

 

Выбор конструктивных решений пристраиваемых объемов продиктован новаторской составляющей в архитектурном стиле существующего храма и отражен в применении железобетонных конструкций фундаментов, перекрытий, венчающих куполов, входных арок порталов и перемычек, что обосновывает применение во вновь возводимых объемах железобетонных колонн и пространственных конструкций
покрытия – сводов.

В соответствии с православной традицией при возведении храмов предпочтение отдают строительным материалам, имеющим в своей основе природное происхождение и особое богословское обоснование, – дереву, камню и кирпичу [19]. В связи с этим наружные стены вновь возводимых объемов общей толщиной 640 мм приняты трехслойные с учетом выполнения условий энергосбережения. Конструкционный слой наружных стен кладка из силикатного кирпича толщиной 380 мм; утеплитель – минераловатный материал ISOROC ИЗОВЕНТ-Н, толщиной 100 мм; ограждающий слой – кладка из силикатного кирпича, толщиной 120 мм.

Перекрытие цокольного этажа – монолитное, толщиной 200 мм, класс бетона В25. Покрытие пристраиваемых двух квадратных и одного прямоугольного в плане помещений – монолитный железобетонный крестовый свод, опирающийся на железобетонные колонны. Своды с размерами в плане 7,2×7,2 м и 7,2×6,6 м, с высотой стрелы подъема 1,8 м, класс бетона В25. Железобетонные колонны приняты сечением 400×400 мм, класс бетона В25. Фундаменты монолитные железобетонные под колонны, размерами в плане 1,2×1,2 м, бетон класса В25. На рисунке 7 приведены перспективные виды элементов конструкций покрытия и фундаментов, пристраиваемых в процессе реконструкции.

Выводы.

1. На основе проведенных предпроектных исследований по храму Почаевской иконы Божией Матери в г. Белгороде выявлено, что проявление и преобладание новаторской составляющей в архитектурно-конструктивном решении существующего храма выражено в облегчении и стилизации внешнего декора, в увеличенной площади остекленных поверхностей фасадов, сдержанности и лаконичности внешнего облика, а также применении железобетонных конструкций перекрытий, покрытий (куполов), арочных перемычек, отделке архитектурным рельефным декором из пенополистирола.

 

Рис. 7. Перспективные виды элементов конструкций (проектное предложение):
а – общий вид монолитного железобетонного свода; б – наружный узел стыка арок свода и колонны;
в – общий вид фундамента

 

2. В результате использования методов пропорционирования на основе динамических прямоугольников Джея Хембиджа, пропорций золотого сечения, ряда Фибоначчи, метода триангуляции, восстановленных диагоналей и перпендикуляров выявлен ряд пропорциональных закономерностей в построении плана и фасада здания до реконструкции, что позволило уточнить соразмерность, пропорциональность всего сооружения и его частей.

3. Графоаналитические методы пропорционирования, применяемые в анализе закономерностей построения планов и фасадов здания до реконструкции, послужили основой для архитектурно-конструктивного формообразования пристраиваемых объемов. Ряд выявленных закономерностей позволил определить вертикальные отметки формообразующих элементов, взаимосвязь в расположении композиционных осей, основных членений фасадов и планов вновь возводимых форм.

4. Стилевой анализ послужил основой для определения конструктивного решения вновь возводимых объемов в проекте реконструкции и обоснования пространственного решения покрытия – железобетонных сводов, опирающихся на колонны, а также применения железобетонных арок над входами и арочных перемычек.

Список литературы

1. Белкин А.Н. История и современность в архитектуре православного храма // Научное обозрение, 2015. № 8. С. 164–167.

2. Щенков А.С. Архитектура русского православного храма. Москва: Памятники исторической мысли, 2013. 528 с.

3. Лайтарь Н.В. Проблема стиля в современной храмовой архитектуре России // Известия РГПУ им. А. И. Герцена. 2008. № 77. С. 120–126.

4. Кеслер М.Ю. Размышления над итогами конкурса на современное архитектурное решение образа православного храма // Официальный сайт Михаил Кеслер архитектор. Рубрика «Статьи». 2013. 14 декабря. URL: http://kesler.ortox.ru/2013/12/14/razmyshlenie-nad-itogami-konkursa-na-sovremennoe-arxitekturnoe-reshenie-obraza-pravoslavnogo-xrama/ (дата обращения: 12.06.2022)

5. Петров-Спиридонов Н.А. Генезис архитектурных типов православных храмов в современности и грань между поиском и «архитектурой изгнанных смыслов» // Architecture and Modern Information Technologies. 2020. №1(50). С. 23–46. doi: 10.24411/1998-4839-2020-15002.

6. Соловьев А.К., Соловьев КА. Современная культовая архитектура и актуальные проблемы церковного искусства // Архитектура и современные информационные технологии. 2017. № 1 (38). С. 225–242.

7. Бондаренко И.А. К вопросу о символике церковной главы // Архитектурное наследство, 2019. № 70. С. 5–15.

8. Бондаренко И.А. Образ геоцентрической Вселенной в традиционном зодчестве // Теория в истории архитектуры и градостроительства: публикации разных лет / Российская академия архитектуры и строительных наук, НИИТИАГ [Филиал ФГБУ «ЦНИИП Минстроя России»]. Санкт-Петербург: Коло, 2017. С. 247–261.

9. Бондаренко И.А. О двух подходах к структурированию пространства в древнерусской архитектурной традиции // Архитектурное наследство. 2021. № 75. С. 5–13.

10. Бусева-Давыдова И.Л. Представления о символике храма в культуре Древней Руси (по письменным источникам) // Архитектурное наследство. 2001. Вып. 44. С. 3–16.

11. Борисов С.В., Зверкова В.В. Архитектурно-композиционная символика и принципы проектирования храмовых комплексов в условиях горного рельефа // Архитектон: известия вузов. 2021. № 3 (75). doi: 10.47055/1990-4126-2021-3(75)-3.

12. Петров-Спиридонов Н.А. Семантика «тварного» и «нетварного» света в русском церковном зодчестве // Architecture and Modern Information Technologies. 2021. №3(56). С. 195–213. doi: 10.24412/1998-4839-2021-3- 195-213.

13. Верховых Е.Ю. Принципы формирования «архитектурного канона» композиции православного храма // Академический вестник УралНИИпроект РААСН. 2019. № 2. С. 71–75. doi: 10.25628/UNIIP.2019.41.2.013

14. Канонические требования храмостроительного искусства [Электронный ресурс]. Систем. требования: URL: http://www.golddomes.ru/cerkov (дата обращения 13.05.2022).

15. Черныш Н.Д., Коренькова Г.В. Проблемы сохранения культурного наследия при восстановлении и строительстве православных храмов: монография. Белгород: Изд-во БГТУ, 2019. 140 с.

16. Коренькова Г.В., Черныш Н.Д., Митякина Н.А. Приверженность традициям русского православного храмостроения при формировании специальных знаний будущих проектировщиков // Вестник БГТУ им. В. Г. Шухова. 2016. №. 6. С. 105–108.

17. Борисов С.В. Применение типовых объемно-планировочных элементов при проектировании современных приходских храмов // Architecture and Modern Information Technologies. 2011. № 2 (15).

18. Православные храмы. В трех томах. Том 1. Идея и образ: Пособие по проектированию и строительству (к СП 31-103-99). МДС 31-9.2003/ АХЦ «Арххрам». Москва: ГУП ЦПП, 2004. 339 с.

19. Православные храмы. В трех томах. Том 2. Православные храмы и комплексы: Пособие по проектированию и строительству (к СП 31-103-99). МДС 31-9.2003/ АХЦ «Арххрам». Москва: ГУП ЦПП, 2003. 222 с.

20. Православные храмы. В трех томах. Том 3. Примеры архитектурно строительных решений: Пособие по проектированию и строительству (к СП 31-103-99). МДС 31-9.2003/ АХЦ «Арххрам». Москва: ГУП ЦПП, 2005. 204 с.

21. СП 391.1325800.2017 Храмы православные. Правила проектирования. Москва: Стандартинформ, 2018. 38 с.

22. Ивина М.С. Теоретические модели формирования типологии православных приходских храмовых комплексов в условиях Санкт-Петербурга // Вестник гражданских инженеров. 2016. № 4 (57). С. 19–27.

23. Ивина М.С. Развитие типологии современных православных приходских храмовых комплексов (на примере Санкт-Петербурга) // Вестник гражданских инженеров. 2015. № 4(51). С. 14–18.

24. Афанасьев К.Н. Построение архитектурной формы древнерусскими зодчими [Переизд.]. Москва: Ладомир, 2002. 269 с.

25. Григоренко Г.Ф., Радзюкевич А.В. Математические аспекты архитектурной логики формообразования римского Пантеона // Schole. Философское антиковедение и классическая традиция. 2020. Вып.1. Т.14. doi: 10.25205/1995-4328-2020-14-1-226-245. AdobeAcrobatReader. Режим доступа: https://readera.org/147215864 (дата обращения 14.06.2022).

26. Радзюкевич А.В. Пропорционально-метрологические и геометрические особенности формообразования римского Пантеона / В кн.: Архитектурное формообразование и геометрия. Москва: ЛЕНАНД, 2010. С. 183–194.

27. Пищулина В.В. К вопросу о модулях построения плана христианского храма на Северном Кавказе и в Северном Причерноморье Х–ХII веков / В кн.: Архитектурное формообразование и геометрия. Москва: ЛЕНАНД, 2010. С. 161–182.

28. Пищулина В.В. Христианское храмовое зодчество Северного Кавказа VI–XVI вв. Ростов-на-Дону: Южный федеральный университет, 2012. 374 с.

29. Шевелев И.Ш., Марутаев М.А., Шмелев И.П. Золотое сечение. Три взгляда на природу гармонии. Москва: Стройиздат, 1990. 343 с.

30. Даниленко Е.П., Кононов А.А., Спеваков Б.С. Организация территорий общего пользования города Белгород: проекты и решения // Вектор геонаук. 2021. № 4. Том 4. С. 39–47. doi: 10.21112/2619-0761-2021-4-39-47.

31. Иконников А.В. Архитектура и градостроительство. Энциклопедия. Москва: Стройиздат, 2001. 688 с.


Войти или Создать
* Забыли пароль?