МОДИФИКАЦИЯ НИЗКОАКТИВНОГО АЛЮМОСИЛИКАТНОГО СЫРЬЯ КАК СПОСОБ ПОВЫШЕНИЯ ЕГО КАЧЕСТВЕННЫХ ХАРАКТЕРИСТИК ПРИ СИНТЕЗЕ ГЕОПОЛИМЕРОВ
Аннотация и ключевые слова
Аннотация (русский):
Разработка вяжущих веществ и материалов, характеризующихся многокомпонентностью состава, зачастую обосновано необходимостью улучшения в этих материалах заданных характеристик или обеспечения у них новых свойств. В рамках данной статьи были синтезированы гибридные геополимеры на основе золы-уноса с использованием разных типов минеральных модифицирующих агентов, таких как портландцемент, каолин и метакаолин. Было установлено, что значения прочности на сжатие, водостойкости водопоглащения для составов на основе портландцемента выше по сравнению с контрольным составом, а также составами, содержащими добавки каолина и метакаолина. Выявлено, что высокотемпературная обработка (при температуре 600 оС) обеспечивает упрочнение составов вяжущего, содержащих модификатор в виде каолина и метакаолина, а также повышению их показателей водостойкости. В геополимерных системах, содержащих в своем составе цементный модификатор, наблюдается резкое снижение прочности на сжатие, что сопровождается снижением показателей по плотности. В случае вяжущих систем, не содержащих цементную составляющую при повышении температуры воздействия в диапазоне 400–600 оС происходит резкое увеличение прочности при постоянстве или увеличении плотности. Установлено, что гибридные геополимеры, содержащие портландцемент, не являются термостойкими, что подтверждается резким ухудшением их эксплуатационных характеристик при воздействии высоких температур.

Ключевые слова:
золы-уноса, термостойкость, водостойкость, минеральный модификатор, гибридное геополимерное вяжущее
Текст
Текст произведения (PDF): Читать Скачать

Введение. Синтез геополимерных вяжущих систем представляет собой процесс химического взаимодействия алюмосиликатного компонента и щелочного активатора, состоящего из оксидов щелочных металлов. В результате большого объема исследований и полученных на их основе экспериментальных данных [1–6], были сформулированы следующие основные критерии эффективности (качества) сырья для получения геополимеров:

– алюмосиликатный состав с соотношением основных оксидов SiO2/Al2O3 в диапазоне 1,5–2,5;

– содержание оксидов щелочноземельных металлов (СаО, MgO) не более 10 %;

– концентрация рентгеноаморфной составляющей (как правило, стеклофазы) в составе алюмосиликата – не менее 50–60 %;

– использование термической сушки для интенсификации процесса консолидации;

– применение солей и гидроксидов щелочных металлов в качестве активатора алюмосиликатного компонента;

Теоретически следовало бы предположить, что использование разных видов сырья, удовлетворяющего выше приведенным критериям, обеспечивает близкие по значению эксплуатационные характеристики.

Однако, практический опыт на примере зол-уноса ТЭС [7–8] показал, что аналогичные по своей сути сырьевые компоненты, подверженные разным условиям твердения, демонстрируют значения по прочности, варьирующиеся в широком диапазоне. Таким образом, потенциальное сырье для геополимеров может быть классифицировано на высоко- и низкоактивное с точки зрения реакционной способности по отношению к щелочному активатору.

Исходя из литературных данных [9–11], геополимерные композиты, получаемые на основе сырья с высокой реакционной активностью, демонстрируют высокие эксплуатационные (физико-механические) характеристики в широком диапазоне. В то же время, использование низкоактивного сырья чревато формированием у конечных композитов соответствующих низких характеристик, таких как прочность [12], водостойкость [13] и т.д.

На основании выше приведенных данных немаловажно учитывать экономическую целесообразность использования низко активного алюмосиликатного сырья.

В данном случае необходимо обратить внимание на такие факторы как доступность сырья и его запасы (в случае природного) или объемы производства (в случае синтезированного или техногенного); комплексность технологии подготовки сырья; обеспечение уникальных свойств у конечного композита; качество (реакционная активность) и стоимость (рис. 1).

Рис. 1. Взаимосвязь между параметрами эффективности материала

и целесообразностью его применения

 

Согласно представленной схеме (рис. 1), для выявления эффективности применения материала, все параметры в верхней части, отвечающие за экономическую эффективность должны быть сопоставлены с параметром, отвечающим за эксплуатационную эффективность, выраженную, как правило, реакционную активность.

Так, при использовании природного и специально синтезированного сырья, для которого такие параметры как степень ограниченности запасов, стоимость обработки или синтеза и, как следствие, дороговизна, целесообразность применения может быть оправдана либо высокими эксплуатационными показателями, либо приданием конечному композиту уникальных характеристик. В этом случае, использование слабоактивных видов сырья нецелесообразно.

С другой стороны, применение легко доступного дешевого сырья, имеющего довольно большие запасы, вопросы его практического применения, независимо от его качества, носят иной характер.

Так в случае экономичного и высокоактивного сырья для геополимеров, эффективность его использования очевидна. Однако, если дешевое сырье обладает слабой реакционной активностью или иными низкими характеристиками, то нельзя говорить однозначно о нецелесообразности его применения.

При использовании слабоактивных алюмосиликатов при синтезе геополимеров, могут быть использованы различные модифицирующие добавки, позволяющие повысить качество основного компонента и, как следствие, улучшить эксплуатационные характеристики конечного продукта.

Существует ряд примеров введения дополнительных компонентов в геополимерную систему с целью ее модификации.

Экспериментально доказано, что добавление огнеупорных алюмосиликатных частиц и волокон способствует увеличению термостойкости системы [14–16].

Согласно данным исследований Берналя [17], введение известкового порошка вызывает уплотнение материала в процессе термической обработки.

Кроме того, существует опыт проведения исследований, подтверждающий возможность получения термостойких и огнеупорных геополимерных композиций, например, на основе метакаолина [18–20].

В рамках данной статьи рассмотрены особенности влияния различных видов минеральных модификаторов на реакционную активность алюмосиликатного компонента в условиях высоко щелочной активации, а также на морфологию и прочность структуры консолидированных геополимерных систем.

 

Материалы и методы

Материалы. Низкокальциевая зола-уноса Новотроицкой ТЭС была использована в качестве основного алюмосиликатного компонента в гибридных геополимерах. Натр едкий NaOH (чистота – 98 %) был использован в качестве щелочного активатора во всех экспериментальных составах.

Портландцемент CEM I42.5N (Белгород, Россия) и каолин месторождения Журавлиный лог (Челябинск, Россия) использовались в качестве модифицирующих компонентов.

Методы. Метакаолин был синтезирован в лабораторных условиях путем предварительной сушки и дальнейшей дегидратации каолина в муфельной печи в течение 2 часов при температуре 800 oC.

Особенности микроструктуры экспериментальных составов были исследованы методом электронной микроскопии с использованием сканирующего электронного микроскопа Mira 3 FesSem (Tescan, Чехия) в режиме высокого вакуума (InBeam).

Для определения химического состава компонентов был осуществлен рентгено-флуоресцентный анализ с использованием спектрометра ARL9900 WorkStation.

Химический состав золы-уноса и модифицирующих компонентов представлен в таблице 1.

Таблица 1

Химический состав используемых компонентов

Компонент

Содержание оксидов, % вес.

SiO2

Al2O3

Fe2O3

TiO2

K2O

MgO

CaO

P2O5

N2O

п.п.п.

Зола-уноса

58.98

28.29

4.63

0.97

0.65

1

3.74

0.36

0.63

6.07

Портландцемент

22.49

4.77

4.4

0.44

67.22

0.23

Каолин

53.8

43.4

1.02

0.58

0.56

0.21

0.01

0.06

0.03

 

Метакаолин

53.1

42.8

0.7

0.3

0.9

0.15

0.02

0.4

 

Экспериментальная часть

Ориентируясь на ранее полученные данные для используемой в данном исследовании золы-уноса Новотроицкой ТЭС и геополимерных систем на ее основе, одни из основных показателей, таких как предел прочности при сжатии, а также водостойкость, являются довольно низкими [13]. Таким образом, выбор используемых минеральных модификаторов обоснован гипотезой улучшения этих характеристик за счет модификации их структуры.

Метакаолин – высокореакционный, метастабильный продукт дегидратации каолина, полученный обжигом при 650–850 °С в результате реакции дегидроксилирования по следующей реакции:

Al2O3·2SiO2·2H2O Al2O3·2SiO2 + 2H2O

Метакаолин является промежуточной фазой в цепи температурных трансформаций «каолин – муллит». При это, необходимо отметить принципиальное различие между метакаолином и шамотом.

Шамот представляет собой смесь глин: огнеупорной и каолиновой, обожженных в температурном диапазоне 1300–1500 °С, представленный в виде спека.

Для проведения исследований были заформованы две серии образцов-кубов размером 2х2х2 см различного состава. Испытания образцов производились в возрасте 7 суток.

Компонентный состав экспериментальных вяжущих представлен таблице 2.

Таблица 2

Составы геополимерных вяжущих (%, вес.)

Составы

Зола-уноса

NaOH

Портландцемент

Каолин

Метакаолин

1

40

26.7

33.3

2

40

26.7

33.3

 

3

40

26.7

33.3

4

40

5

95

5

5

95

6

5

95

7

95

5

 

Первая серия образцов была испытана до проведения температурной обработки. Вторая серия образцов была выдержана при температуре 600 оС (рис. 1).

 

1

2

3

4

5

6

7

 

до высокотемпературной обработки

 

1

2

3

4

5

6

7

 

после высокотемпературной обработки при 600 оС

 

Рисунок 1 – Внешний вид образцов модифицированных геополимерных вяжущих

 

Визуальная оценка термически обработанных экспериментальных составов (рис. 1) показала, что состав 6, состоящий из портландцемента (ПЦ) претерпел значительную деструкцию в виде раскрытых трещин и увеличения габаритных размеров образца.

Для установления влияния модифицирующего агента на устойчивость к воздействию высоких температур, 2 серии (до и после температурной обработки при 600 оС) экспериментальных составов геополимерных вяжущих были испытаны на предел прочности при сжатии, водопоглащение и водостойкость. Водопоглащение определялось согласно ГОСТ 12730.3-78 [14] с использованием формулы (1):

 

(1)

 

где m1 – масса высушенного образца, г;

m2 – масса водонасыщенного образца, г.

Водостойкость экспериментальных составов определялась согласно [15] с использованием формулы (2):

,

(2)

 

где Rсж2 – предел прочности при сжатии материала в насыщенном водой состоянии, МПа;

Rсж1 – предел прочности при сжатии материала в сухом состоянии, МПа.

Водостойкими считают материалы, у которых Кр больше 0,8. Полученные результаты представлены в таблице 3.

Таблица 3

Свойства геоплимерных вяжущих в зависимости от состава

Состав

Параметры*

Предел прочности на сжатие, МПа

Водопоглащение, %

Водостойкость, Кр

1

2

1

2

1

2

1

9,81

8,26

24

35

0,96

0,8

2

2,89

4,48

27

34

0,43

0,6

3

3,36

5,94

36

41

0

0,34

4

5,37

7,96

30,6

37

0,82

0,92

5

1,03

1,01

50

1,5

0,59

0,83

6

7,39

1,56

5,7

35,6

1,02

0,92

7

11,1

11,9

28

34

0,43

0,78

*Параметры гибридных геополимерных вяжущих:

1 – до высокотемпературной обработки

2 – после высокотемпературной обработки при 600 оС

 

На основании результатов эксперимента (табл. 3) можно проследить следующие закономерности: составы, содержащие цементную компоненту, после воздействия температуры (600 оС) демонстрируют повышение показателей водопоглащения (от 24 до 35 % для состава 1 и от 5,7 до 35,6 % для состава 2) и снижение водостойкости (от 0,96 до 0,8 для состава 1 и от 1,02 до 0,92 для состава 6). В тоже время, составы 2–5, 7, не содержащие портландцементный модификатор, демонстрируют значительное повышение показателей прочности (до 76 %) и водостойкости (до 80 %), не смотря на повышение показателей водопоглащения.

Для изучения характера влияния высокотемпературного воздействия на прочностные особенности структуры исследуемых геоплимерных вяжущих систем, образцы экспериментальных составов были обожжены при различных температурах: 400 oС, 600 oС, 800 oС, а затем испытаны на предел прочности при сжатии (рис. 2).

Согласно характера изменения кривых прочности (рис. 2, а), для составов 1 и 6, содержащих в своем составе ПЦ, в результате высокотемпературного воздействия наблюдается резкое снижение прочности. Это может быть вызвано эффектом от разрушения гидроалюмосиликатных структур цементного камня. Причем, состав 1, в котором значительную долю составляет зола-уноса, демонстрирует падение прочности только после 600 оС, в то время как состав 6, содержащий только ПЦ, демонстрирует резкое снижение прочности (практически до нулевого значения) уже после 400 оС, что сопровождается резким снижением плотности в этом температурном диапазоне (рис. 2, б). Это подтверждает деструктивные процессы в структуре.

Для составов 4 и 7, не содержащих цементный модификатор, наблюдается обратный эффект: для состава 4, имеющего в своем составе каолин повышение температуры сопровождается постепенным ростом прочности и плотности; для состава 7, содержащего только золу-уноса в качестве алюмосиликатного компонента, наблюдается резкий скачок прочности после 600 оС. При этом показатели плотности практически не меняются.

В первом случае, вероятно, происходит одновременно два процесса: дегидроксилирование каолина и его взаимодействие с щелочным активатором по принципу геополимеризации.

а

б

Рисунок 2 – Характер изменения прочностных (а) и плотностных (б) характеристик геополимерных вяжущих в зависимости от состава и температуры воздействия

 

Таким образом, удаление воды из системы и образование новых щелочеалюмосиликатных продуктов вызывает повышение показателей плотности и прочности.

В случае состава 7, новообразующиеся продукты геополимеризации равномерно заполняют поры и пустоты, присутствующие в исходной золе-уноса.

Вывод. Анализ физико-механических характеристик, микроструктуры и фазово-минерального состава исследуемых геополимерных систем показал, что их модификация минеральными компонентами, такими как ПЦ, каолин и метакаолин способствует снижению прочности на сжатие, но обеспечивает повышение показателя водостойкости. Высокотемпературная обработка экспериментальных составов, не содержащих ПЦ способствует повышению прочности на сжатие от 7 до 76 %, а также повышению водостойкости до 80 %. Высокотемпературная обработка геополимерного вяжущего, модифицированного ПЦ негативно влияет на прочность и водостойкость из-за деструктивных процессов в матрице вяжущего.

Таким образом, гибридное геополимерное вяжущее, модифицированное ПЦ, является не устойчивым к воздействию высоких температур. Геополимерные вяжущие системы, модифицированные каолином и метакаолином, а также бездобавочное вяжущее (контрольный состав) демонстрируют повышение эксплуатационных показателей прочности и водостойкости под действием высоких температур и являются термически стойкими.

Источник финансирования. Программа развития опорного университета на базе БГТУ им. В.Г. Шухова, с использованием оборудования ЦКП на базе БГТУ им. В.Г. Шухова

 

Список литературы

1. Кожухова Н.И., Строкова В.В., Кожухова М.И., Жерновский И.В. Структурообразование в щелочеактивированных алюмосиликатных вяжущих системах с использованием природного сырья различной кристалличности // Строительные материалы и изделия. 2018. Том 1. №4. С. 38–43.

2. Barbosa V.F.F., MacKenzie K.J.D., Thaumaturgo C. Synthesis and Characterisation of Materials Based on Inorganic Polymers of Alumina and Silica: Sodium Polysialate Polymers // International Journal of Inorganic Materials. 2000. Vol. 2. № 4. P. 309–317.

3. Alex T.C., Nath S.K., Kumar S., Kalinkin A.M., Gurevich B.I., Kalinkina E.V., Tyukavkina V.V. Utilization of zinc slag through geopolymerization: influence of milling atmosphere // International Journal of Mineral Processing. 2013. Vol. 123. С. 102–107

4. Davidovits J. Geopolymer Chemistry and Applications. 3rd edition. Institut Géopolymère, Geopolymer Institute, Saint-Quentin, France. 2011. 612 pp.

5. Кожухова Н.И., Строкова В.В., Чижов Р.В., Кожухова М.И. Методика оценки реакционной активности алюмосиликатов кислого состава с нанокристаллической структурой // Строительные материалы и изделия. 2019. В печати.

6. Shekhovtsova J., Zhernovsky I., Kovtun M., Kozhukhova N., Zhernovskaya I., Kearsley E. P. Estimation of fly ash reactivity for use in alkali-activated cements - a step towards sustainable building material and waste utilization // Journal of Cleaner Production. 2018. Vol. 178. P. 22–33

7. Жерновский И.В., Кожухова Н.И. Прогнозная оценка прочности при сжатии геополимерных вяжущих на основе низкокальциевых зол-уноса // Разведка и охрана недр. 2018. № 12. С. 40–47.

8. Fernández-Jiménez A., De La Torre A., Palomo A., López-Olmo G., Alonso M. M., Aranda M.A.G., Quantitative determination of phases in the alkali activation of fly ash. Part I. Potential ash reactivity // Fuel. 2006. Vol. 85. P. 625–634

9. Ziolkowski M., Kovtun M. Confined-Direct Electric Curing of NaOH-activated fly ash based brick mixtures under free drainage conditions: Part 2. Confined-DEC versus oven curing // Construction and Building Materials. 2018. Vol. 176. P. 452–461

10. Ziolkowski M., Kovtun M. Confined-Direct Electric Curing of NaOH-activated fly ash based brick mixtures under free drainage conditions: Part 1. Factorial experimental design // Construction and Building Materials. 2017. Vol. 155. P. 1050–1062

11. Kozhukhova N.I., Teslya А.Yu., Kozhukhova M.I., Zhernovsky I.V., Yermak S N., Ogurtsova Yu.N. In-service performance of hybrid geopolymer binders based class F fly ash // IOP Conf. Series: Journal of Physics: Conf. Series 2019. В печати

12. Bernal S.A., Bejarano J., Garzón C., de Gutiérrez R.M., Delvasto S., Rodríguez E.D. Performance of refractory aluminosilicate particle/fiber-reinforced geopolymer composites // Compos. Part B. 2012. Vol. 43. P. 1919–1928

13. Sabbatini A., Vidal L., Pettinari C., Sobrados I., Rossignol S. Control of shaping and thermal resistance of metakaolin-based geopolymers // Mater. Des. 2017. 116. P. 374–385

14. ГОСТ 12730.3-78 Бетоны. Метод определения водопоглощения. М.: Стандартинформ, 2007.

15. Микульский В.Г. и др. Строительные материалы (Материаловедение, Строительные материалы): учеб. издание. М.: Издательство Ассоциации строительных вузов, 2004. 536 с.

16. Sarkar M., Dana K., Das S. Microstructural and phase evolution in metakaolin geopolymers with different activators and added aluminosilicate fillers // J. Mol. Struct. 2015. Vol. 1098. P. 1110–1180

17. Bernal S.A., Rodrı'guez D.E., de Gutie'rrez R.M., Gordillo M., Provis J.L. Mechanical and thermal characterization of geopolymers based on silicate-activated metakaolin/slag blends // J. Mater. Sci. 2011. 46. P. 5477–5486

18. Celerier H., Jouin J., Tessier-Doyen N., Rossignol S. Influence of various metakaolin raw materials on the water and fire resistance of geopolymers prepared in phosphoric acid // Journal of Non-Crystalline Solids. 2018. Vol. 500. P. 493–501

19. Rahier H., Wastiels J., Biesemans M., Willem R., Van Assche G., Van Mele B. Reaction mechanism, kinectics and high temperature transformations of geopolymers // Mater. Sci. 2007. Vol. 42. P. 2982–2996

20. Valeria F.F. Barbosa Kenneth J.D. MacKenzie Thermal behaviour of inorganic geopolymers and composites derived from sodium polysialate // Materials Research Bulletin. 2003. Vol. 38. Issue 2. P. 319–331

21. Brindley G.W., Nakahira M. The kaolinite–mullite reaction series: I, a survey of outstanding problems // J. Amer. Ceram. Soc. 1959. Vol. 42. № 7. Р. 311–314

22. Percival H.J., Duncan J.F., Foster P.K. Interpretation of the kaolinite–mullite reaction sequence from Infrared absorption spectra // J. Amer. Ceram. Soc. 1974. Vol. 57. № 2. Р. 57–61